70 лет назад на экраны Европы вышел первый немецкий фильм о Холокосте

Кадр из фильма «Брак в тени», 1947 

Весной 1946 года в советской зоне оккупации Германии была основана киностудия DEFA (Deutsche Film AG). Будучи тоталитарным государством, Советский Союз лучше своих западных союзников понимал значение кино как средства пропаганды. А задача стояла серьезная: перевоспитать население после двенадцати лет господства нацистской идеологии.

DEFA стала первой кинокомпанией в послевоенной Германии, а первой ее продукцией стала картина 1947 года «Убийцы среди нас». В том же году на экраны вышел фильм «Брак в тени» («Ehe im Schatten») — первый, повествующий о судьбе евреев в нацистской Германии.  Интересно, что премьера состоялась одновременно во всех четырех секторах оккупированного Берлина — случай единственный в своем роде.

Сценарий фильма базировался на новелле актера и режиссера Ганса Швейкарта, чьей первой женой была актриса-еврейка Кэти Нэвилл (Левин). Сценаристом  и постановщиком выступил Курт Метциг — это был его первый художественный фильм. До войны Метциг занимался анимацией и технологией кинопроизводства, а в 1937-м Имперская кинопалата вообще лишила его права на профессию из-за еврейского происхождения матери.

Метциг — человек откровенно левых убеждений — стал одним из первых постоянных сотрудников новой киностудии и вскоре был назначен ее художественным руководителем. Хотя на его счету много «идеологически верных» картин, вроде дилогии об Эрнсте Тельмане, «Брак в тени» — возможно, лучший его фильм.

Курт Метциг   Ганс Швейкарт

Действие происходит в эпоху нацизма. Двое актеров — Элизабет Маурер и Ганс Виланд — успешно выступают на сцене. Элизабет особенно популярна, поэтому надеется, что на ее еврейское происхождение закроют глаза. Однако, под давлением нацистов, руководство театра увольняет актрису. Ганс, желая отвести опасность от Элизабет, убеждает ее выйти за него замуж (вскоре Нюрнбергские расовые законы запретят браки и сексуальные контакты между евреями и не евреями, — прим. ред.). Он продолжает с успехом выступать в театре, а Элизабет надеется переждать тяжелые времена. Но приходит 1938 год, а с ним и Хрустальная ночь. Теперь Элизабет хочет оставить страну, но Ганс все еще думает, что сможет ее защитить.  Несмотря на давление, он отказывается развестись с женой, более того, даже берет ее на премьеру одного из фильмов, в котором снимался. Там она знакомится с неким высокопоставленным нацистом, который, узнав, что его очаровательная собеседница — еврейка, приказывает арестовать Элизабет. Ее ждет депортация в концлагерь. Бывший друг — ныне сотрудник министерства культуры — требует от Ганса развестись с женой, чтобы не быть отправленным на фронт. Пара предпочитает покончить жизнь самоубийством. Супруги выпивают по чашке кофе с ядом, цитируя заключительную сцену из драмы Фридриха Шиллера «Коварство и любовь».

Фильм имел огромный успех у зрителей — его посмотрели почти 13 миллионов человек — в два раза больше, чем самые успешные германские фильмы того периода. Летом 1948 года начался его прокат в Австрии, в сентябре того же года он был показан в Нью-Йорке, а в ноябре появился на экранах Швеции и Финляндии.

История, потрясшая миллионы немцев, еще вчера боготворивших фюрера и веривших  каждому слову пропаганды, отнюдь не выдумана. Ганс Швейкарт, снявший 28 картин на Bavaria Film, прекрасно ориентировался в немецкой кинотусовке. Среди его друзей был и Йоахим Готтшальк — восходящая звезда германской киноиндустрии конца 1930-х. В годы работы в одном из театров Штутгарта Йоахим знакомится с актрисой-еврейкой Метой Вольф — в 1930 году молодые люди вступают в брак, а в 1933-м у них рождается сын Михаэль. В 1937 году харизматичного актера приглашают сниматься в кино. Поначалу он отказывается, не желая привлекать внимание к своей еврейской супруге, но в 1938-м на экраны выходит фильм «Ты и я», где партнершей Йоахима стала актриса Бригитта Хорни. Готтшальк становится любимцем немецких женщин — в 1939-м три фильма с его участием бьют кассовые рекорды. Руководство киностудии UFA давит на актера, требуя развестись с женой-еврейкой, но он отказывается. После  Хрустальной ночи нажим усиливается, друзья советуют паре покинуть Германию, но супруги медлят.

Могила семьи Готтшальк, Берлин  Йоахим Готтшальк

Йоахим продолжает сниматься, и в 1941-м его приглашают на традиционный обед, организованный Гильдией киноактеров. Видимо, опьяненный успехом, он забывает об осторожности и берет с собой на обед жену. Среди гостей присутствуют высокопоставленные нацисты, включая министра пропаганды Геббельса, которому представляют супругу популярного  актера — Мету. Спустя некоторое время министру докладывают, что элегантная дама, с которой он беседовал на званом обеде, — еврейка. Геббельс взбешен. Готтшальку предлагают немедленно развестись с женой, если он хочет продолжить театральную и кинокарьеру, иначе его ждет фронт. Йоахим понимает, что без него жену и ребенка депортируют в концлагерь и он — их единственная защита. Актер теряет работу на киностудии, но находит временную — на телевидении (с 1936 года в Германии было регулярное телевещание). Тем временем Мета получает уведомление, что ее с сыном 7 ноября 1941 года отправят в Терезиенштадт.  Готтшальк просит разрешить ему сопровождать семью, но получает отказ. Не видя выхода, вечером 6 ноября все трое кончают жизнь самоубийством, отравившись бытовым газом. Нацисты запретили сообщать о смерти популярного актера в печати, а коллегам покойного принимать участие в его похоронах. Тем не менее несколько человек, включая Бригитту Хорни, осмелились нарушить этот запрет. Весть о смерти актера распространилась по стране, но реальные ее причины стали известны широкой публике лишь после войны. Власти Берлина, хоть и с заметным опозданием, вспомнили о супругах Готтшальк, установив в 1999 году памятник на их могиле.

Бригитта Хорни после войны эмигрировала в Соединенные Штаты, где получила гражданство и продолжала сниматься в фильмах и участвовать в телепостановках. В 1953-м она вышла замуж за выдающегося искусствоведа еврейского происхождения Ганса  Шварценски.

Музыка к фильму принадлежит Вольфгангу Целлеру — интересно, что именно он за семь лет до этого был композитором печально известного пропагандистского нацистского фильма «Еврей Зюсс».

Для прожившего 101 год одного из главных кинематографистов ГДР Курта Метцига «Брак в тени» во многом связан с личной историей. Его мать-еврейка — Мария Лион-Метциг — покончила с собой, чтобы избежать депортации в концлагерь.  Отец — Роберт Метциг — был вынужден до этого под давлением властей развестись с женой.

Метциг снял камерный фильм, где на примере трагедии одной семьи сумел передать весь ужас эпохи. Cамый мрачный период немецкой истории режиссер преподнес через призму  взаимоотношений личности и общества. Общества, которое не только не обеспечивало личности индивидуальную свободу, но пыталось подавить ее.

В 1948 году картина получила первую только что учрежденную премию «Bambi» — наиболее значительную из присуждаемых немецкими СМИ. Кинокритики и историки кино включают «Брак в тени» в число ста наиболее значительных фильмов, созданных в Германии за всю историю кино.

Вениамин Чернухин, специально для «Хадашот»

рубрика: 
номер газеты: