Майдан

Семен Глузман: не идеологией нас надо сшивать, а образом будущего

Один из самых известных диссидентов СССР, весивший после четырехмесячной голодовки 39 кг. Член Американского общества психиатров, международного пен-клуба, автор нескольких книг и сотен статей. Все это о нем — правозащитнике, общественном деятеле и главе ассоциации психиатров Украины Семене Глузмане, с которым мы беседовали о Майдане и синдроме толпы, о дружбе с «бандеровцами» и ферменте сопротивления, о контроле над властью и ответственности за прошлое.

 

Между ватниками и вышиватниками

Мне кажется очень вредным разделение на черное и белое, своих и врагов, ватников и вышиватников. Конечно, человеку проще и комфортнее жить в рамках такой  схемы. На самом деле лозунг «Донбасс кормит всю страну» ничем не лучше «Забирайте свой Донбасс и катитесь к черту».  И то, и другое глупость. В итоге мы все за это расплачиваемся Восток платит за свои стереотипы, а Киев только начинает платить за свои.

Стоило жить в этой стране, чтобы дожить до Майдана

Это интервью нашей газете, перепечатанное множеством ресурсов на разных языках, было дано до бойни 18-20 февраля. О том, чем сегодня дышит его герой, — читайте в послесловии к материалу.  Но сперва… 

Кашкет вместо кипы в присутственных местах, типично еврейская внешность — этот молодой мужчина вполне сошел бы за преподавателя иешивы национально-религиозного направления, а между тем — он один из главных людей в сложной системе самообороны Майдана и баррикад на Грушевского.  

 

Несвоевременные мысли

Валерий Дымшиц, Украина

Давайте посмотрим на парадоксальные названия двух главных украинских партий. Условный Восток — Партия регионов, условный Запад — «Батьківщина», то есть «Отчизна». Очевидно, что первый бренд проевропейский, второй — контревропейский. Украине (и Востоку Украины гораздо больше, чем ее Западу) объективно нужно в Европу. Западу страны в его наиболее радикальных проявлениях типа «Свободы», очевидно, нужна автаркия, этноцентризм, ксенофобия. Это не просто парадоксальная, это трагическая ситуация.

 

Майдан в еврейском государстве

Как и почему акции протеста чуть не закончились штурмом Кнессета

В начале 1950-х Израиль раздирали жесточайшие споры о налаживании отношений с «новой Германией». Когда думаешь о параллелях между нынешним Майданом в Киеве и историей Государства Израиль, события января 1952 года видятся во многом похожими: возмущенные противники властей, уверенные в своей политической и нравственной правоте, пытались штурмовать парламент страны.  Израилю все же удалось не скатиться к гражданской войне, хочется верить, что это удастся и Украине.

Майдан. Еврейская повестка дня

У евреев, безусловно, должна быть своя повестка дня в европротестном движении — например, общину не может не интересовать прогресс в области реституции недвижимого имущества, незаконно отнятого во время Холокоста или в период большевистской власти.  Как ни странно, за последние полтора месяца я нигде в украинской еврейской среде не встречал, например, дискуссий о перспективе реституции общинной собственности — а ведь этот процесс был неотъемлемой частью евроинтеграции стран Восточной Европы

Еврейское дело на Майдане

История свидетельствует, что евреи всегда были не последними патриотами стран своего проживания. Чем это заканчивалось, ученики еврейских школ знают с первого класса. И сегодня для меня нет однозначного ответа на вопрос, кто я в первую очередь — гражданка своей страны или еврейка. Я такая же, как и тысячи тысяч моих предков. Я наступаю на переданные мне эстафетой поколений грабли; знаю, что они стукнут меня непременно, и все равно остаюсь и тем, и другим. Это сильнее меня.

Подписка на RSS - Майдан