Михаил Гольд

Слово «демократия» раздражало Бандеру до конца жизни

Как ОУН превратилась в «наше все» украинского национального движения, в чем проявилась антисемитская составляющая ее идеологии и почему для Бандеры слово «демократия» было ругательством в интервью с кандидатом исторических наук, директором Центра исследований межэтнических отношений Восточной Европы, приглашенным лектором магистерской программы по иудаике НаУКМА Юрием Радченко.  

Этический код ЦАХАЛа не изменился

Возможно ли палестино-израильское урегулирование на нынешнем этапе, актуален ли сегодня этический код ЦАХАЛа и почему множество бывших высокопоставленных силовиков примкнули к левому лагерю в интервью с первым религиозным генералом ЦАХАЛа, экс-главой Совета национальной безопасности Израиля и бывшим заместителем начальника военной разведки Яковом Амидрором. 

 

Глава Ваада Украины: Бабий Яр — это отражение нашего постсоветского сознания

Через несколько недель в Украине на государственном уровне отметят 75-ю годовщину со дня трагедии Бабьего Яра. Почему до сих пор достойно не увековечена память о жертвах Яра, способны ли украинская власть и общество осознать эту трагедию своей, и быть ли музею Холокоста в Киеве — в интервью с сопрезидентом Ваада Украины, членом Совета Всемирного еврейского конгресса Иосифом Зисельсом.

 

Вячеслав Лихачев: кто там шагает правой?

Летом этого года Французский институт международных отношений (IFRI) выпустил доклад политолога Вячеслава Лихачева «Правые радикалы по обе стороны российско-украинского конфликта», на днях из печати выходит его книга «Від Майдану праворуч: революція, війна та ультраправі в Україні».  Место радикалов в российском и украинском политическом поле, а также их влияние на ситуацию в зоне АТО стали темой нашей беседы.

 

Буржуазная деревня с общей столовой или что осталось от идеи израильского кибуца

В свое время кибуцы — наиболее яркий символ израильского социализма — были зримым воплощением успеха социалистического эксперимента в одной отдельно взятой стране. Насколько потускнел этот символ, что представляет собой современный кибуц и что пришло на смену идеям коллективизма, — в интервью с репатрианткой 1990-х, жительницей кибуцев Кфар-Блюм и Сде-Бокер — Раей Кнопов.   

 

Приблизил ли проспект Бандеры Украину к Европе - или чем чревата декоммунизация по-советски

Проспектом Бандеры в Киеве не возмутился/восхитился/изумился только ленивый.  Оценку мнимым или реальным преступлениям этого персонажа дадут историки. Но речь не о прошлом — о настоящем. О том, какой видят Украину ее сограждане.  Не станет ли Украина Бандеры (многие ли киевляне о ней мечтают?) «Россией наоборот»?  Достаточно ли у нас воли и готовности жить в открытом обществе, объединенном более глубокими ценностями, чем противостояние «любимому врагу»? 

 

Кого евреи США поддержат на президентских выборах – взгляд из Нью-Йорка

Демократическая и Республиканская партии США на национальных конвентах окончательно утвердили своих кандидатов на пост президента — Хиллари Клинтон и Дональда Трампа соответственно. Об электоральных предпочтениях американских евреев и уникальности нынешних выборов — в интервью с уроженцем Киева, выпускником Колумбийского университета, юристом Максом Штернгелем.

Украинцы, евреи и другие. Жизнь сложнее исторической памяти

Зачем евреи Киева переводили Рамбама на рутенский язык, как еврейская элита Речи Посполитой вытесняла соплеменников из городов, и почему ощущение общей судьбы возникло у евреев и украинцев только сегодня — в интервью с д-ром Еврейского университета в Иерусалиме, приглашенным лектором магистерской программы по иудаике НаУКМА Юдит Калик. 

Дина Рубина: наши дети уже погружены в другую культуру

Известная писательница об ауре языка, сиюминутной связи с читателем и ощущении дома
— Конечно, моя удаленность от эпицентра языка, от материка, сказывается в  работе. Но, возможно, это и не так плохо: меньше вероятность подцепить какой-нибудь сиюминутный вирус, которые во множестве витают сейчас в свободной речи российской толпы.

1941-й. Иллюзии и надежды накануне Холокоста

75 лет назад — с нападения Германии на Советский Союз — начался наиболее трагический этап истории украинского еврейства. О том, что происходило в первые дни войны, настроениях местного населения и ситуации, в которой оказались евреи западных областей Украины, — мы говорим с историком Виталием Нахмановичем.     

 

Тарас Возняк: нам еще предстоят общенациональные дискуссии

Известный львовский интеллектуал, политолог, главный редактор культурологического журнала «Ї» и приглашенный лектор Магистерской программы по иудаике НаУКМА Тарас Возняк об украино-еврейском диалоге, политической нации и исторической памяти. — Не вижу никакой беды в том, что многие украинские евреи пребывают в поле русского языка это не равнозначно сфере влияния РФ. 

 

Яков Оренштайн: свой среди чужих, чужой среди своих

О еврее, сделавшем для украинской культуры больше, чем многие украинцы, крупнейшем издателе украинской книги Якове Оренштайне, чья судьба достойна романа — рассказывает д-р политических наук, профессор, приглашенный лектор магистерской программы по иудаике НаУКМА, автор книги «Вічний жид Коломиї» Иван Монолатий.

 

Март 1968-го. Польский стыд и еврейская память

Только за первые две недели антисионистской, а по сути антисемитской, кампании власти ПНР организовали более 1900 партсобраний и около 400 «стихийных» митингов, пестревших лозунгами вроде «Сионистов — в Сион» и «Оторвем голову антипольской гидре».  За три месяца число подобных «мероприятий» превысило сто тысяч! 3,7 миллиона человек приняли участие в грандиозном сеансе промывки мозгов и поиске «пятой колонны».  

 

В украинской истории евреев словно нет

Почему еврейский нарратив не является частью украинской истории, как разобраться со своими героями, и созрело ли общество для признания темных страниц прошлого — в интервью с кандидатом исторических наук, преподавателем магистерской программы по иудаике НаУКМА, ученым секретарем Украинской ассоциации иудаики Сергеем Гириком.

Мы не спрашивали разрешения

Более 20 лет Густав и Мария Мушкет приглашают на отдых в свой гостеприимный дом в пригороде Варшавы еврейских детей из стран бывшего СССР, окружая их заботой и вниманием. Мы говорим с этими искренне верующими людьми о Польше стране с непростой еврейской историей и о том, как семья Мушкет пришла к пониманию своей миссии в этом мире.  
Среди наших прихожан были люди, отдавшие жизнь за спасение евреев в годы Холокоста, но церковь как институт сделала недостаточно.

 

Эпоха полутонов закончилась

К чему привела интифада ножей и почему Израиль становится полигоном для решения европейских проблем — в интервью с известным политологом, профессором университетов Бар-Илан и Ариэль, главным ученым министерства абсорбции Израиля, д-ром Зеэвом Ханиным.   
— Если раньше речь шла об отдельных экстремистах, то сегодня у значительной части израильтян складывается ощущение, что арабский сектор демонстрирует коллективную нелояльность. 

 

Мы едем, едем, едем…

Евреи какой страны наиболее активно эмигрируют в Израиль, какова доля беженцев из зоны АТО среди прибывающих из Украины, и почему репатриация из Москвы выросла в 2,5 раза — в интервью с главой Еврейского агентства «Сохнут», одним из самых знаменитых советских диссидентов, уроженцем Донецка Натаном Щаранским. 
— Рост репатриации наблюдается четвертый год подряд, и в нынешнем году, как и в 2014-м, лидирует Франция, откуда приехали 8000 человек.

 

Гонта придет — порядок наведет?

Недавно в Умани был торжественно открыт памятник Гонте и Железняку — вождям Колиивщины и «авторам» Уманской резни, в ходе которой было вырезано до 30 000 поляков, евреев и украинцев-униатов. Прокомментировать это событие мы попросили известного историка Игоря Щупака, ректора Украинского католического университета Мирослава Мариновича, главу Ваада Украины Иосифа Зисельса и предстоятеля Украинской грекокатолической церкви Святослава Шевчука.     

 

Снести нельзя оставить

Как относиться к старым и новым героям в названиях улиц, стоит ли вычеркивать имена из истории и рушить памятники советской эпохи — в интервью с директором Института иудаики, известным экскурсоводом Юлией Смилянской. 
— Просто вычеркнув из истории то или иное имя, мы ничего не поймем и ничему не научимся. Нужно объяснять, кем были эти люди и почему тогда они считались героями, а сегодня — нет. Тогда процесс переименования будет пробуждать интерес к истории и любовь к родному городу. 

 

Если Израиль превратится в Спарту, я перееду в Ивано-Франковск

«Правительство Израиля …с глубоким прискорбием извещает о смерти Ицхака Рабина, убитого сегодня вечером», так 20 лет назад глава канцелярии израильского премьера Эйтан Хабер сообщил миру о событии, во многом определившем ход новейшей истории Ближнего Востока. Мы сидим во Львове, где проходит конференция «Лимуд-Украина», с известным журналистом, автором десятка книг Хабером, и говорим о Рабине, его стране и мире, который так и не наступил…

 

Страницы

Подписка на RSS - Михаил Гольд