Святослав Бакис

Объективный расклад

Для первой передачи сезона В.В. Познер выбрал свой любимый базар. Любимый базар В.В. такой: «У России много недостатков, и я не боюсь о них говорить. Но факты упрямая вещь. Зачем США торопили Украину в ЕС, как нехорошая женщина заманивает женатого мужчину в постель? Ведь Америка, мягко говоря, сыграла определенную роль в Майдане — не, ну давайте будем смотреть правде в глаза. И зачем она вообще подползает к России?»

 

Зачем помянуто старое

Однажды Юрий Олеша, кушая телячьи мозги, сказал: «Они такие свежие, как будто теленок ни разу ими не думал». Если мозги молодых немцев такие свежие, что этот глупый фильм может их просветить, тогда вопрос: куда смотрели их папы? Были настолько заняты посыпанием своих лысин пеплом? Да нет, не такие эти молодые немцы невежды. Не нужен им этот фильм, и не для них он сделан. А для кого? Ни для кого. Разве что для показа на симпозиуме «Пути и методы отрицания отрицания Холокоста».

 

Ловкость рук и немного мошенства

Это картина об американском еврее, но на самом деле национальность героя никакого значения для фильма не имеет, он мог бы быть и ирландцем, и индусом, и китайцем. В ленте много драк, суетни, беготни и в меру смешной бестолковщины. Чудо, которое дало толчок всей этой карусели, однообразно повторяется и постепенно наскучивает.  Кроме того, чудо чудом, но не мешало бы, чтобы в фильме была и какая-то логика. Местами таковая совсем не просматривается.  

 

«Женщина в золотом» и Холокост в розовом

Плохие режиссеры фильмов о Холокосте дуют и дуют в скорбный шофар. Но почему нельзя сказать, что дуют-то они — фальшиво? Почему не отделить мух от котлет и не сформулировать ясно и четко: «Отрицание бездарных фильмов о Холокосте еще не есть отрицание Холокоста!» «Женщина в золотом» — серый, шаблонный, скучный  фильм, и он не заслуживает индульгенции на том основании,  что повествует о еврейском горе.                                      

 

Крестики и нолики

Время действия «Феникса» — первый послевоенный год в Германии, место действия — американская оккупационная зона. Певички в ресторанах поют американские песенки, приличная немецкая женщина может переспать с американским солдатом за банку кофе и сигареты. И все пронизано эротикой: люди начинают оживать, оттаивать в направлении, так сказать, снизу вверх. Среди этого странного марева появляются две молодые женщины-еврейки — Лена и ее подруга Нелли.

Сроднясь в земле, сплетясь ветвями

Фильм о двух братьях. Яки уже служит в армии, Шауль живет с родителями в Петах-Тикве, работает контролером в кинотеатре на вечерних сеансах. А днем он регулярно поджидает возле женской школы, пока после уроков оттуда не выйдет быстроногая стройная девушка, и незаметно следует за ней от школьных дверей до подъезда ее дома. Ну что ж, понятно: влюбился паренек. Видно, это будет легкий лирический фильм — «Я шагаю по Москве» по-израильски.

 

Дежа-вю

В 1880-х годах Россия была на грани того, чтобы ввести свои войска в Болгарию. Вот отрывок из письма от 26 сентября 1886 года, написанного знаменитым юристом Анатолием Кони приятелю, бывшему министру внутренних дел Лорис-Меликову.

Что действует в высшей степени огорчительно — это настроение общества. Никогда еще инстинкты произвола и принцип кулака не проявлялись так сильно. Что говорят в клубах, в гостиных — Вы себе представить не можете!

Их проблемы

Фильм о том, как Альтманы сидят шиву. Они не очень строго ее сидят, то и дело отвлекаются на звонки по мобильнику, поездки в город и выяснение отношений.  Шива — просто сюжетный ход, нужный для того, чтобы вся семья собралась вместе и стала разматывать клубки заплесневелых и свежих проблем. Но не подумайте, что перед нами тяжелый, грузящий фильм. Это комедия. Проблемы серьезны, но подаются в ключе еврейской грустной иронии и американского оптимистического юмора

 

Познавая белый свет

«Ида» — тихий, черно-белый, короткий, аскетичный фильм. «Колоски» были картиной цветной, экспрессивной; молодой поляк, внук одного из крестьян —  участников еврейского погрома, узнав, что случилось шестьдесят с чем-то лет назад, метался, мучился, а в конце концов внуки тех крестьян убили его, чтобы много не болтал. В «Иде» все проще и страшней. Человек убил других людей не из расизма, не из корысти, он, наоборот, сочувствовал и помогал им, но вот пришлось убить — и убил.

 

В каменоломнях зла

В этом израильском фильме трудно найти что-нибудь отчетливо произраильское. До странности нейтральное, объективистское кино.  В плане триллера это придает «Вифлеему» крутости: никаких сантиментов, нюнь, личных или национальных пристрастий — только действие! Но все-таки это не чистый триллер, в нем есть своя философия: в атмосфере, пропитанной враждой, нельзя верить никому, люди становятся предателями поневоле. Зло то и дело побеждает добро, но что еще хуже — само добро оборачивается злом.

Куда шагал Шагал?

В фильме почти отсутствует еврейский колорит Витебск получился местом без цвета и запаха. Шагала играет русский человек Леонид Бичевин, мать Шагала Фейгу-Иту в молодости Светлана Журавская, в зрелости Дарья Пашкова, отца в молодости Максим Коржицкий, в зрелости Владимир Сивицкий и т.д. Я не отдел кадров, чтобы совать нос в пятую графу, но фильм о Шагале без еврейского акцента в прямом и переносном смысле недоразумение. 

 

Истлевший прах

В плане режиссуры картина «Семья Оппенгейм» ничем не выделяется: режиссер сопровождает драматически напряженные эпизоды громкой бравурной музыкой; артисты играют с театральным пережимом; гимназисты выглядят такими великовозрастными, как будто они оставались на второй год в каждом классе. Фильм кричаще недостоверен фактурно нацисты в нем напоминают меньшевиков из картин Ромма о Ленине этакие пожилые господа с козлиными бородками, в пенсне и фраках.

 

Перекрестное опыление

Американское название фильма — «Jewtopia». Такого слова в английском языке нет, это шутка такая, слово-складень: jew + utopia = jewtopia, евреутопия.  Сразу скажу: фильм идиотский.  Если сравнивать с русским кино, он ближе всего к безразмерной обойме комедий со Светлаковым, Харламовым и другими резидентами Comedy Club. В обоих случаях зритель должен считать, что это дикая ржачка, и он покорно ржет. Хотя, в сущности, не смешно. 

 

Вопрос чувств

Шира и Йохай, полюбившие друг друга, не могут объясниться, потому что они не привыкли, не умеют говорить о чувствах. Они живут в мире, где много слов тратить не надо, ибо все совершается по ритуалу. Вот у человека умерла жена. Людям, желающим выразить ему сочувствие, не приходится ломать голову, как это сделать. Следует сказать: «Вездесущий утешит тебя вместе со всеми скорбящими из Сиона и Иерусалима. И не познаешь больше горя. Аминь». На все случаи жизни есть своя формула.

 

Честь или жизнь?

Бывший раввин, бывший «эффективный менеджер», бывший еврей (еврейское государство отказалось считать его достойным этой национальности, и нога Мурмельштейна ни разу не ступала на землю Израиля) говорит и говорит, и слушать его мучительно, как будто читаешь путаный, плохо написанный детектив. Фильм закончился, но разгадки так и не наступило, как будто в детективе оторвали последние страницы. «Врал он или не врал? А если даже не врал — прав он или не прав?» — такие вопросы остаются после этой картины. 

 

Так победим!

Тюремные власти Флориды встревожены количеством заключенных, немедленно потребовавших кормить их кошерно, причем многие из них — неевреи. Причина тревоги тем более понятна, если учесть, что кошерная пища в четыре раза дороже некошерной.  Несмотря на то, что тюремные капелланы свидетельствуют, что многие з/к требуют кошерной еды отнюдь не по религиозным соображениям, попытки администрации и раввинов экзаменовать заключенных по вопросам Торы и законам кашрута были запрещены судом. 

 

Путешествие в чужую жизнь

Фильм документальный. Живут два брата — Ариэль и Нев Шульманы. Первый киношник, второй фотограф.  Ари на несколько лет старше Нева, они дружны и у них много друзей, им привольно и легко прожигать молодость на веселой вершине мира под названием Манхэттен, Нью-Йорк.  Нев закручивает странный роман по фейсбуку, Ари от нечего делать и по навязчивой привычке киношника фиксирует все этапы романа на видео (ему помогает друг, Генри Джуст).

 

Размышления аполитичного

Кто посмеет усомниться в целесообразности Майдана, тотчас зачисляется честными, прогрессивными людьми в предатели украинского народа. Хотя человек, которого так обозвали, сомневается, возможно, не в мерзости Януковича, а лишь в том, что от него следует избавляться именно теми способами, которые сегодня выбраны. Расхождение, казалось бы, не идеологическое, а тактико-стратегическое. Следует ли считать предателем, типа Зиновьева и Каменева, того, кто, разделяя цели, не соглашается с методами

 

Изувер или функционер

Фильм фокусируется всего на одном эпизоде из жизни выдающегося немецко-американского философа Ханны Арендт. В апреле 1961 года она прилетает в Израиль, чтобы по заказу журнала «Нью-Йоркер» написать статью о процессе над Адольфом Эйхманом. Анализируя каждое слово Эйхмана, Арендт приходит к выводу, что этот человек, один из величайших преступников XX века, не Мефистофель, не чудовище, не воплощение всемирного зла. Он ничтожество и заурядный функционер, винтик в бюрократической машине Третьего рейха.

Погружаясь в гибельные бездны

выбор софи фильм

Какая связь между ревностью, шизофренией Натана и его фиксацией на Холокосте? Зачем Софи сыграна Мерил Стрип женщиной не только несчастной, травмированной, но инфернальной, зараженной совершенным над ней злом — некоей Джокондой из Аушвица? Чтобы интересней, непонятней было? Неужели «обыкновенный» Холокост уже понят? Зачем многозначительный акцент на иудаизме Натана, католицизме Софи и протестантизме Стинго? Зачем, зачем, зачем…

Страницы

Подписка на RSS - Святослав Бакис