Перейти к основному содержанию

Фастовская история. Еврейский фотограф, зампред Реввоенсовета и месть Сталина

 

Более половины населения составляли «лица иудейского вероисповедания» в местечке Фастов Киевской губернии в конце XIX века. Поэтому не стоит удивляться, что все фотографы городка (и большинство владельцев первых фотоателье) были евреями.    

Для открытия такого ателье требовалась не только соответствующая квалификация, но и разрешение губернатора. К прошению в обязательном порядке прилагалось письменное резюме начальника полиции, где отмечались не только возраст, вероисповедание, состав семьи собственника ателье, но и его политическая и моральная благонадежность. Лишь после резолюции «негативных известий в департаменте полиции нет», проситель получал право на открытие «салона», о чем, как правило, сообщалось в губернских ведомостях. Получил такое разрешение и Арон Бух (в прошлом — владелец табачной лавки), в ателье которого сделаны большинство фастовских дореволюционных фотографий.  

Часть этих снимков хранится ныне в Российском государственном архиве кинофотодокументов (РГАКФД) и на одном из них запечатлена Сарра Исаковна Бух — предположительно, родная сестра владельца ателье.

Что в этом удивительного? Собственно, ничего, если не знать, что Сарра Исаковна — мать всесильного Эфраима Склянского, ближайшего соратника Троцкого, его зама на посту председателя Реввоенсовета. Чем знаменит племянник скромного фастовского фотографа? Член ВЦИК, один из организаторов Красной армии, не будучи профессиональным военным, он стал одной из центральных фигур в аппарате Верховного командования.

Мог бы дожить до 1937-го, а то и пережить Большой террор, но подвела близость к Троцкому. Известна апокрифическая история о вопросе, заданном Эфраимом своему шефу: «Что вы думаете о Сталине?». Ответ Троцкого вошел в историю: «Сталин …это наиболее выдающаяся посредственность нашей партии».

В 1924-м, когда началась кампания против Троцкого и борьба за власть в Политбюро, Склянского сняли со всех постов и назначили председателем правления треста «Моссукно». В мае 1925 года по предложению Сталина опальному чиновнику доверили возглавить «Амторг». Эта советская торговая миссия выполняла, среди прочего, функции прикрытия для Коминтерна в США, будучи главным представительством СССР за океаном. О взаимной ненависти Сталина и Склянского знали многие, поэтому предложение генсека восприняли с удивлением. Из командировки, впрочем, заклятый враг не вернулся — он таинственным образом утонул, катаясь на лодке по озеру Лонглейк. Тогдашний личный секретарь Сталина Борис Бажанов уверял, что этот «несчастный случай» был организован по приказу вождя.

Как сложилась судьба Арона Буха, его жены и детей? Следы их теряются, удалось найти лишь отрывочные сведения о младшем сыне — Эфраиме, который в годы Второй мировой работал военным фотокором (наследственность!) и пропал без вести в октябре 1942-го.

Зато здание фотоателье, в котором проживала и большая семья Бух, сохранилось по сей день. До войны здесь размещался городской суд, во время немецкой окупации — биржа труда, а сегодня — школа народного мастерства для детей.

Сегодня евреев в Фастове почти нет. Еврейская община насчитывает два-три десятка человек, а о еврейском прошлом города напоминает разве что здание синагоги (ныне — отделение полиции) памятник жертвам погрома 1919 года, Музей Холокоста и два монумента памяти жертв этой трагедии.

Олег Шкуратовский, краевед

Нет времени посещать сайт? Подпишитесь на рассылку и получайте самое важное в одном письме

Отлично, вы подписаны на нашу рассылку!
Ранее вы уже были подписаны на нашу рассылку